Каталог групп оказавших влияние на творчество коллектива DNAError

Алфавитный указатель музыкальных групп


The Stranglers

The Stranglers

The Stranglers
Годы

1974 - настоящее время

Страна

 Великобритания

Город

Гилдфорд, Суррей

Жанры

паб-рок
панк-рок
гаражный рок
пост-панк
новая волна

Лейблы

United Artists
I.R.S. Records
A&M Records
Epic Records
Liberty Records
Viceroy Records
When? Records
Festival Records
Universal International
CG Records
EMI[1]

Состав

Джет Блэк
Жан-Жак Бёрнел
Дэйв Гринфилд
Пол Робертс
Баз Уорн

Бывшие участники

Хью Корнуэлл
Ханс Уормлинг
Джон Эллис

Другие проекты участников

Johnny Sox
Purple Helmets
The Vibrators

www.stranglers.net

The Stranglers — британская рок-группа, образовавшаяся 11 сентября 1974 года в Гилдфорде, графство Суррей. The Stranglers, исполнявшие поначалу паб-рок с элементами прогрессив, первую известность получили на волне панк-рока 1977-1978 годов, но впоследствии постоянно усложняли музыку и смягчали стиль, сближась с арт-роком, но не теряя характерного («чёрного») чувства юмора. Пребывая в состоянии конфронтации с музыкальной прессой, лишённая поддержки музыкального истеблишмента, группа сумела, тем не менее, к 2000 году продать 20 миллионов альбомов и 12 раз войти в британский Top 20, наивысшеего результата добившись здесь с «Golden Brown» (#2 в 1982 году). 16 альбомов группы входили в Top 30 UK Albums Chart[2], первый из которых, Rattus Norvegicus, считается бестселлером #1 первой волны панк-рока.[3]

В 1990 году вокалист Хью Корнуэлл покинул группу, но она не распалась и функционирует по сей день, пользуясь авторитетом в свое время недооцененных классиков пост-панка и новой волны.

Содержание

?стория группы

?стория The Stranglers берет начало в Лунде, Швеция, куда биохимик Хью Корнуэлл (англ. Hugh Cornwell), выпускник Бристольского университета с трёхлетним опытом преподавания в школе[3], приехал на научно-исследовательскую практику. Чтобы развеять скуку лабораторного образа жизни, он собрал здесь группу под названием Johnny Sox[4], в состав которой вошли также двое американцев, спасавшиеся в Швеции от воинского призыва (некто Майк из Чикаго — ударные и Гёрт Гудвин — вокал), и швед Ян Кнутсон (бас-гитара)[5] Вскоре Хью уговорил всех отправиться на поиск удачи в Лондон, куда группа (уже без барабанщика) и прибыла ранней весной 1974 года[6].

Джет Блэк

Основная статья: Джет Блэк

Пока Корнуэлл изучал биохимию в Бристоле, Джет Блэк (англ. Jet Black, настоящее имя — Брайан Джон Даффи) был преуспевающим бизнесменом в Гилдфорде (к юго-западу от столицы), где владел транспортным агентством (его фургоны развозили мороженое) и магазином, специализировавшимся на продаже алкогольной продукции. Отдушину от стрессов Блэк искал в музыке: в юности он был полупрофессиональным барабанщиком и играл в джаз-оркестрах[4], в начале 70-х купил собственную ударную установку, а к началу 1974 года решил организовать собственную профессиональную рок-группу. Безрезультатно прослушав около 25 гитаристов и 40 басистов[7], он затем сам откликнулся на объявление в еженедельнике Melody Maker («…ищется барабанщик»). В Кэмдене, районе Северного Лондона, состоялась его первая встреча с Хью Корнуэллом и участниками группы Johnny Sox. [8]

Позже в многочисленных биографиях утверждалсь, что Джет «присоединился» к группе, но сам он не раз подчеркивал, что дело обстояло несколько иначе. Проведя получасовую совместную репетицию в заброшенной квартире на севере Лондона, где Хью Корнуэлл обитал в качестве сквоттера, барабанщик нашёл группу «интересной» и предложил музыкантам, не имевшим на тот момент ни гроша, перебраться к нему в Гилдфорд: это было бы удобнее для всех, но главное, как стало ясно, музыкантам предстояло прежде чем выйти на сцену, проделать серьезную подготовительную работу.[8]

Участники Johnny Sox долго не соглашались на переезд, поскольку с недоверием относились к новому знакомому (по описаниям Жана-Жака Бёрнела барабанщик в те дни выглядел странно: «отбеливал волосы и щеголял во фланелевых 'дудочках' на три дюйма короче лодыжки»)[9]. Сопротивление их было сломлено, едва только Джет упомянул о возможности расселить всех на верхнем этаже собственного винного магазина. Проведя несколько дней в непрерывных репетициях с составом, он пришёл к выводу, что всерьёз к музыке никто, кроме Хью Корнуэлла, не относится. Джет Блэк выдвинул ультиматум: или вы начинаете играть всерьез, или уходите; все, кроме Хью, выбрали второй вариант. 11 сентября 1974 года, день, когда прекратили свое существование Johnny Sox (а произошло это по странному совпадению в тот самый день, когда двое американцев узнали о том, что в США объявлена амнистия дезертирам), и возникло ядро The Stranglers, считается официальной датой рождения группы[6].

Жан-Жак Бёрнел

Основная статья: Бернел, Жан-Жак

Жан-Жак Бёрнел (англ. Jean-Jacques Burnel, известный также как JJ Burnel) познакомился с Хью Корнуэллом случайно; знакомый последнего подбросил его, возвращавшегося с тренировки, в Лондон на автомобиле[8]. Будучи профессиональным гитаристом с классическим образованием, Бёрнел (изучавший историю в Брэдфордском университете и затем экономику в Хаддерсфилдском политехническом институте)[10], хоть и выступал время от времени с симфоническими оркестрами, не рассматривал перспективу начать музыкальную карьеру всерьёз. Двумя главными увлечениями были для него карате и мотоциклы. Хью и Джет, поняв, что Жан-Жак — потенциально таланливый автор, всегда мечтавший играть на басу, предложили тому место в новом составе. У Корнуэлла имелся в распоряжении незадействованный инструмент: это и предопределило место Бёрнела в составе.[6]

Джет Блэк передал управление своим бизнесом управляющему и перевёз трио в Чиддингфорд, городок в десяти милях от Гилдфорда. Здесь он снял дом, расселил в нём музыкантов и принял на себя обязанности менеджера. Доукомплектованный гитаристом Хансом Вормлингом (англ. Hans Warmling), шведским приятелем Корнуэлла, квартет начал в Гилдфорде активную концертную деятельность. Наконец, Джет, преисполнившись уверенности в том, что группу ожидает большое будущее, к изумлению друзей и знакомых, распродал свои предприятия, оставив при себе один только фургон, в котором прежде развозилось мороженое.[11]. В течение многих месяцев он служил ансамблю единственным средством передвижения, а на вырученные от продажи деньги группа безбедно существовала вплоть до получения первого большого контракта.[8]

Название The Stranglers

Принято считать, что группа взяла себе название — первоначально The Guildford Stranglers — «в честь» Бостонского душителя[12], о котором в те дни писала пресса всего мира[13]. Это справедливо лишь отчасти: как позже вспоминал Блэк, слова «душитель» и «удушение» были в те дни весьма популярными: постоянно звучали в кино и на телеэкране, попадались в заголовках газет. Постепенно само понятие strangling сделалось на внутреннем жаргоне группы нарицательным: оно обозначало всевозможные неприятности. После неудачного концерта в Гилдфорде Бёрнел заметил: «Душители окончательно нас достали». ?менно эта в шутку произнесённая фраза (с чем впоследствии соглашались все участники) и явилась источником названия группы.[6]

Дэйв Гринфилд

Основная статья: Гринфилд, Дэйв

В начале 1975 года The Stranglers записали демо, но, несмотря на возросший интерес к ней концертных промоутеров, в офисах рекорд-компаний встречали один отказ за другим. Как впоследствии было подсчитано, группа получила в общей сложности 24 отказа, установив тем свамым своего рода анти-рекорд.[14]

В июне, разочарованный отсутствием прогресса и обилием конфликтных ситуаций, сопровождавших выступления группы, Ханс Вормлинг покинул состав. Месяц спустя, откликнувшись на объявление в Melody Maker, в группу пришел клавишник Дэйв Гринфилд (англ. Dave Greenfield).[6] Он имел опыт игры в группах и оркестрах (в частности, долго выступал на военных базах в Германии) и быстро вписался в состав. ?менно Гринфилд (в то время находившийся, по собственному признанию, под влиянием Джона Лорда) своими виртуозными, мрачными пассажами добавил к жесткому гаражному хард/паб-року ранних The Stranglers психоделическое измерение.[15]

Впоследствии, в отличие от большинства панк-групп, The Stranglers легко и охотно усваивали новшества, как стилистические, так и технологические, демонстриуря при этом разнообразие, изобретальность и склонность к самым неожиданным композиционным решениям, трюкам и парадоксам. Этот новаторский подход к творчеству (во многом инициировавшийся Дэйвом Гринфилдом) обеспечил группе, как впоследствии отмечали специалисты, уникальное место на британской рок-сцене.[6]

Первый контракт и конфронтация с прессой

Настойчивость, с какой новый состав вышел в непрекращающиеся гастроли, сначала обеспечила ему контракт с лондонским агентством Albion: это обеспечило группе возможность выступать в популярнейших столичных клубах.

Ж.-Ж. Бёрнел о ранних днях группы

Вид у нас был далеко не панковский. Да что там говорить: мы часто спали в одежде, существование влачили нищенское. В 1976 году отыграли 300 концертов, провели несколько показательных драк. К этому времени зачерствели уже окончательно. Никому не давали спуску, сколько бы ни выходило против нас… У нас — у всех четверых — постепенно выработался гетто-менталитет. Не было ведь больше такой группы, которую отвергли бы 24 компании.
… Я был очень тонкокожим. Сейчас-то я знаю истинную цену The Stranglers, но тогда <ни в чём> не был уверен. Стоило журналисту, будь то Тони Парсонс или Джонс Сэвидж, оскорбить меня или Хью, я тут же отправлялся его разыскивать. Между личными оскорблениями и критическим обзором нашей продукции часто просто не замечалось разницы. Я все это воспринимал как личные выпады, ну, а от драк никогда не уклонялся. Я искал Джона Сэвиджа три недели и наконец нашел его. [16]

?нтервью 2005 года

Наконец в декабре 1976 года The Stranglers подписали свой первый большой контракт с United Artists — лейблом «мажорным», но демократичным: Жан-Жак Бёрнел впоследствии отзывался о своих работодателях с большой теплотой[17]. При том, что группа непрекращавшимися трёхлетними гастролями заслужила свой успех, в лондонских музыкальных кругах многие восприняли его скептически: некоторое время о Stranglers говорили как о «выскочках», которые «явились из ниоткуда и тут же получили всё».[6]

С другой стороны, The Stranglers считались явными лидерами «новой сцены», тогда ещё не имевшей «официального» названия.[6] Несколько месяцев спустя выяснилось, что панк-сообщество безоговорочно приняло The Stranglers в свои ряды, невзирая даже на то, что последние по возрасту не вписывались в «панк-категорию». Большая группировка стрэнглер-фэнов сформировалась из числа уличных панков в Финчли, втором по численности населения районе Лондона. Получив общенациональную известность как Finchley Boys, она стала сопровождать группу на гастролях, оказывая ей физическую и психологическую поддержку.[8]

Если с панк-сообществом группа быстро установила тесные отношения, то с прессой у неё, напротив, стал возникать один конфликт за другим. Бёрнел позже говорил, что начало конфронтации положил конфликт 5 июля 1976 года, когда он подрался в клубе с Полом Симононом, бас-гитаристом The Clash[16]. Пресса, приняв сторону Симонона, после этого не переставала противопоставлять The Stranglers остальным лидерам панк-движенияам[18]. Ситуацию осложняло то, что The Stranglers взяли за правило расправляться с журналистами, чьи высказывания на страницах газет считали для себя оскорбительными. Джон Сэвидж был побит лично Бёрнелом, французского журналиста участники группы привязали к Эйфелевой башне; нередко в этом контексте упоминалась также некая корреспондентка NME, которая была якобы похищена музыкантами в Португалии и вывезена затем в пустынную местность.[19]

Дебют

Как отмечал Дэйв Томпсон (Allmusic), установившаяся на старой паб-сцене иерархия с появлением панк-рока стала стремительно распадаться; промоутеры бросились на поиск новых героев, и The Stranglers в этом смысле «оказались в нужном месте в нужное время»[20]. Летом 1976 года группа вышла на широкую панк-аудиторию, выступив в первом отделении лондонского концерта The Ramones и удостоившись восторженной рецензии Марка П. (позже — фронтмена Alternative TV), издававшего авторитетный фэнзин «Sniffin' Glue»[13]. В октябре того же года The Stranglers выступили с Патти Смит, чем также поддержали своё реноме (несмотря на то, что большая часть зрителей, подготовленная к совсем другой музыке, покинула зал). Бёрнел вспоминал, что после этого концерта Джо Страммер у него «плакал на плече», сетуя на то, что The Clash никогда не заполучить подобный саппорт-бэнд[14][21]. К этому времени The Stranglers уже работали на дебютным альбомом с продюсером Мартином Рашентом.

Выпущенный в феврале 1977 года дебютный сингл «[[(Get A) Grip (On Yourself)]]» (с «London Lady» на обороте), аллегория Корнуэлла о сути рок-н-ролла[22], в которой участь рок-музыканта сравнивалась с жизнью уголовника, а государственная машина — с тюремной системой, достиг #4 в UK Singles Chart[2].

В мае 1977 года The Stranglers выпустили второй сингл «Peaches» («Go Buddy Go» — на обороте)[22]. Он поднялся до #8[2] и стал первым релизом группы, запрещенным на Би-би-си, формально — из-за упоминания женских гениталий[13] (позже он зазвучал на радио в отредактированной версии). Одной из наиболее терпимых оказалсь рецензия в Sounds (от 14 мая): «Сексизм? Возможно. Но и у меня возникают те же самые мысли на пляже!» — признавался рецензент еженедельника[22]. В программе Top of the Pops двое участников The Stranglers, давая тем самым понять, что они думают о необходиости выступать под фонограмму, обменялись инструментами: Бёрнел «сыграл» на гитаре, Корнуэлл — на басу.[22]

Материал обоих синглов — за исключением «Go Buddy Go», популярного концертного номера, написанного Бёрнелом ещё в 1967 году [4] и издававшегося впоследствии лишь на сборниках[22], — вошли в дебютный Rattus Norvegicus. Первоначально он рассматривался как концертный альбом, куда должны были войти записи, сделанные в клубе The Nashville в конце 1976 года. В конечном итоге качество плёнок музыкантов не удовлетворило; пришлось отказаться и от первоначального варианта заголовка: Dead On Arrival.[23]

Фанаты группы пришли от пластинки в восторг. «Классика! Stranglers сминают оппозицию этим сокровищем… Всё здесь близко к совершенству… Многие группы, хорошо звучащие на концертах, теряются в студии, но к Stranglers это не относится: тот же сочный звук, плюс много еще чего!» — писали Nag & Ade в New Wave News 1977 года.[24] Реакция мэйнстримовской музыкальной прессы на альбом была резкой и неоднозначной: многие издания обвинили группу в секс-шовинизме, Melody Maker, отозывавшись о Stranglers в пренебрежительном тоне, отнесла их к числу «попутчиков» панк-движения.[23] Во многом такую реакцию спровоцировала сама группа — треком «London Lady», в тексте которого Бёрнел оскорбительно высмеял Кэролайн Кун, журналистку Melody Maker и Sounds.

Скандальный резонанс вызвала и «Sometimes» — самая первая песня, которую для группы написал Корнуэлл: по этому поводу участники группы впоследствии неоднократно вынуждены были давать объяснения.

Мы никогда не писали песен об избиении женщин. Хью написал одну песню, о том, как он своей подруге отвесил пощечину. Несомненно, <трек> документирует печальный момент в их отношениях, но он — об одной конкретной женщине. Никоим образом эта песня не содержит в себе призыва к общественной деятельности того же рода. — Ж.-Ж. Бернел, NME, 1979[25]

Не меньше кривотолков вызвали песни, написанные Бёрнелом и, как тогда казалось многим, выражавшие неуважительное отношение к женщинам: «Ugly», «Peaches», «Princess of The Street», «Choosey Suzie» (в окончательный вариант альбома не вошедшая). Сам он позже неоднократно подчёркивал, что The Stranglers никогда не стремились специально кого-то шокировать, а писали всего лишь о своей жизни. Так (объяснял басист), лирическая героиня песен «Princess of the Street» и «Choosey Suzie» — одна и та же девушка из ночного клуба; с ней он снимал на пару комнату в двухстах ярдах[25] от гей-клуба Colherne, упоминание о котором встречается в «Hanging Around».[8] «Это реальная жизнь, а если вам она не по зубам, — слушайте Genesis», — говорил он по поводу этих и подобных обвинений в интервью NME.[25]

Альбом, записанный Мартином Рашентом и Аланом Уинстенли всего за неделю, неожиданно поднялся до #4 в UK Albums Chart[2] и стал одним из бестселлеров раннего панк-рока, опередив в списках дебютные альбомы The Sex Pistols и The Clash[26]. Группа тут же подверглась критике со стороны феминисток, которые сочли оскорбительными для себя многие вещи её раннего репертуара.[27].

Если в Лондоне группу восприняли в штыки, то совершенно иной оказалсь реакция на неё в Шотландии и на севере Англии. Ведущий манчестерской радиостанции Picadilly Radio назвал The Stranglers «первыми настоящими героями новой волны», охарактеризовав музыку альбома как «в высшей степени оригинальную и <в техническом отношении> компетентную». В интервью для радиостанции Жан-Жак Бернел сформулировал кредо The Stranglers: выход не к той или иной части рок-аудитории, а к самой широкой общественности. «Завоевать доверие можно лишь будучи предельно честным и открытым», — при этом заявил он. [28] Здесь же бас-гитарист выразил своё отношение к «американизации» британской жизни:

Мы — прежде всего британская группа; в более широком контексте — европейская группа. Терпеть не могу все эти восславления Аmericana — американской культуры, — которые наблюдаются здесь в последние годы… Мы выступали с The Ramones и The Flaming Groovies: это был панк-концерт, посвященный 200-летию <Независимости США> и мы там вроде как представляли Британию, но — повсюду в фойе были выставлены американские флаги. Сплошные звёзды и полосы! Я воcпринял это как своего рода оскорбление.[28]

В качестве характерной черты The Stranglers многие обозреватели отметили присутствие в группе двух в равной степени ярких и сильных фронтменов: Корнуэлла (который чаще брал на себя функции вокалиста) и Бернела, чья исполнительская манера Бёрнела была ближе к панковской («Burning Up Time», «Ugly», «London Lady»)[29].

Celia & the Mutations

1 июля 1977 годa дебютный сингл «Money Money»/«Mean To Me» (United Artists) выпустила группа Сelia & the Mutations. [30] За «вывеской» Mutations скрывались, в действительности, участники The Stranglers, а идея соединить «лирическую» и «брутальную» линии принадлежала менеджеру группы Дэю Дэвису (англ. Dai Davies): именно он сначала «открыл» певицу Селию Коллин, которая, выступая на сцене ресторана в Челси, «исполняла среднее между Марлен Дитрих и Kinks/Velvet Underground», а потом решил, что «будет великолепно если она споёт под грязный рок-бэнд; контраст будет потрясающий». [31] Ни этот сингл, ни следующий («You Better Believe Me»/«Round And Around», 1977, записанный при участии лишь Жана-Жака Бёрнела) [32] успеха не имели, и о Селии, женщине крайне замкнутой и нелюдимой, с тех пор никто не слышал.[31]

Скандалы в Лондоне, Лос-Анджелесе и Стокгольме

Гастроли The Stranglers проходили в атмосфере непрекращающегося насилия. Британское турне осенью 1977 года было омрачено жестоками драками, провоцировавшимися, как утверждала пресса, Жан-Жаком и Хью. Майка Корнуэлла (на которой логотип компании Ford был превращён в «F*ck») явилась причиной снятия группы с концерта (в первом отделении Climax Blues Band[8]) и последовавшего её конфликта с лондонскими властями[20][6]. Представитель Совета Большого Лондона заявил, что «по примеру EMI, которые заняли принципиальную позицию в отношении The Sex Pistols, GLC то же сделают — в отношении The Stranglers»[8].

Джет Блэк в Швеции

... Мы вернулись в отель, и нас отказались обслуживать в ресторане, хотя до закрытия оставался час. Джета это доконало. Он подхватил стол – он у нас крепкий парень, вы знаете – и высадил им стеклянную витрину. Когда стало ясно, что и после этого нас обслуживать не хотят - а мы ведь сначала просили их вежливо! – он стульями разгромил бар. Но нас не обслужили и после этого! Тогда он вышел, снял с платформы игровой автомат, вернулся с ним в ресторан и грохнул об пол... Тем вечером нас выдворили из Альдебурга, пришлось уезжать в Стокгольм. Джет продолжал по пути задирать шведов: подходил к ним и заявлял: «У вас скучная страна!..[25]
Жан Жак Бёрнел, NME, 1979

В Лос-Анджелесе, после выступления в клубе «Lancig», участники The Stranglers, если верить сообщениям в прессе, атаковали группу из сорока женщин, организовавших у входа митинг с призывом «Boycott the Stranglers — Boycott the Club», и одну из них попытались «похитить», чем вызвали всеобщую панику[8]. Кроме того, музыканты долгое время находились в состоянии конфликта с Национальным студенческим союзом (англ. NUS: National Union of Students), отказываясь выступать в университетских городках и на концертах, распространение билетов на которые курировалось студенческими организациями[25].

Группе запретили появляться в программе Top of the Pops после того, как Бёрнел там (якобы случайно) ворвался в гримёрку женской группы под названием Child[8]. Концерт в Клиторпсе, Линкольншир, завершился массовой потасовкой после того, как Бёрнел вызвал на бой сразу всех зрителей («Они пытались согнать нас со сцены: не могли же мы просто так вот, уйти», — позже объяснял он.)[33] На многих концертных площадках Британии The Stranglers оказались под запретом. Чтобы обходить такие препятствия, группе приходилось использовать многочисленные псевдонимы, в частности, Oil and the Slicks, The Shakespearo’s, Bingo Nightly, The OAPs. [13]

Запоминающим во всех отношениях стали оба этапа шведского турне, когда около четырёхсот участников группировки raggere (местных союзников британских тедди-боев, которые терроризировали панков) при попустительстве полиции разгромили всё оборудование группы. После одного из концертов участникам The Stranglers пришлось скрываться в подвальном помещении, а потом спасаться бегством через чёрный ход.

Нас вынудили прекратить тур, но мы решили вернуться: нужно было провести «ответный матч», уже на своих условиях. Объясниться с ними можно было только на их языке. Мы отказались от услуг промоутера, который в первый раз даже не удосужился обеспечить транспорт охраной, зато приехали вооруженными до зубов, подготовив бутылки с зажигательной смесью… — Ж.-Ж. Бёрнел, NME, 1979 [25]

По словам Бёрнела, группа и её сторонники провели «реваншистский манёвр», в ходе которого подожгли несколько машин, принадлежавших raggere и обратили недругов в бегство.[25]

No More Heroes

Во многом скандалы, способствовавшие формированию «чёрного» имиджа группы (которая и одежду предпочитала соответствующего цвета), предопределили успех двух следующих синглов. «Something Better Change» вышел в августе 1977 года, поднялся в Британии до #8[2] и стал своего рода гимном панк-движения[13]. Обе песни, «Something Better Change» и би-сайд «Straighten Out» (о распаде британского общества) надолго вошли в концертный репертуар ансамбля[22].

Месяц спустя, в сентябре, группа повторила успех в чартах (#8) со своим четвёртым синглом «No More Heroes» («In The Shadows» — на обороте)[34]. Сатирический выпад против феномена «героизации» ку


Источник:Википедия [CC-BY-SA]


века окна по ссылке

1veka.ru

Сайт, посвящённый творчеству популярной инди группы DNA Error. Биография, тексты песен, последние новости и расписание концертов – всё это вы можете найти в одном месте! Окунитесь в мир безудержной энергии, трэша и веселья! Красивые философские тексты в сочетании с взрывной музыкой и красивыми мелодиями делают творчество этой группы незабываемым! У нас вы найдёте огромную галерею фотографий с концертов и студий, а также контакты группы. В нашей базе данных музыкантов вы найдёте множество интересных фактов, которые не дадут вам заскучать!